Творогов Леонид Алексеевич



З.К. Васильева

Леонид Алексеевич Творогов

(1900-1978 гг.)

К 110-летию со дня рождения

 

20 марта 2010 года Л.А. Творогову - основателю Древлехранилища Псковского музея-заповедника, архе­ографу, археологу, краеведу, соби­рателю и хранителю псковской пись­менности и книжности исполняется 110 лет со дня рождения. Человек необык­новенной судьбы, он всей своей жиз­нью заслужил, чтобы о нем помнили. Куда бы ни забрасывала Творогова судьба, его научные исследования, интересы были всегда связаны с Псковской землей.

   
Творогов Л.А. (1900 - 1978).

 

Л.А. Творогов родился 20 марта 1900 года в семье Почетного граж­данина г. Санкт-Петербурга А.С. Тво­рогова.

  

 

Большую часть детства и юно­сти он был прикован к постели из-за вывиха тазобедренных суставов.

  

 

Вра­чи предрекали ему полную неподвиж­ность, но это не помешало ему в 1918 г. окончить гимназию с серебряной ме­далью, а в 1924 г. - Ленинградский государственный университет, где его оставляют работать на кафедре археографии.1 Практические навыки архи­вной, книговедческой, библиографи­ческой работы пригодились молодому ученому, неоднократно приезжавше­му во Псков с 1923 года для работы в Псковском музее.

   

 

Здесь он активно занимался описанием фондов музея, собиранием рукописей по церквам и монастырям, устройством выставок, что подтверждается документами, со­хранившимися в фонде Л.А. Творого­ва в Древлехранилище Псковского музея-заповедника.2

В 20-е годы Творогов был актив­ным членом различных научных обществ, где совмещал научную работу с выполнением секретарских обязанностей. С 1925 года он - научный сотрудник и ученый-библиограф Научно-исследовательского института Книговедения Главнауки, а затем Го­сударственной Публичной библиотеки. С организацией при ней Общества древней письменности и искусства он заведует библиотекой общества. Творогов был секретарем и научным со­трудником Псковской секции древней письменности и искусства, членом Ленинградского общества исследователей культуры финно-угорских народностей.

В архиве сохранился отчет 2-й эк­спедиции Ленинградского университета: «Маршрут: Петроград-Псков-Пет­роград. Время работ - сентябрь 1923 г. Характер работ - розыск, разбор и описание рукописей собраний б.б. Псковского Археологического Обще­ства, Библиотеки Псковской Духовной семинарии, Музея Церковного Историко-Археологического Комитета, ча­стных собраний: Батова, Хмелинского, Боговского, Плюшкина, Корнило­ва, Кузнецова, ряда неизвестных источников поступления, а также и ру­кописей, приобретенных Псковским Губмузеем покупкою от частных лиц в 1923 г. Осмотр местных церквей и мо­настырей, розыск и описание рукопис­ных и печатных материалов, расчист­ка и снятие записей (эстампажи) с ка­менных плит Спасо-Мирожского м-ря и т.п. Результаты работ: а) создание «Рукописного Отделения Библиотеки Псковского Губернского музея; б) составление описания 261 рукописи XIV-XIX вв., Г-к (см. выше, резуль­таты работ 1-й поездки.)». Всего таких поездок студент Творогов сделал  10. Результатами поездок были доклады, рефераты, лекции, которые он читал на заседаниях обществ. Вот некоторые темы, которыми занимался Творогов в 20-е годы: «Летописная деятельность старого Пскова», «Летописная деятельность во Псково-Печерском мона­стыре во второй половине XVI века («Книга летописания» игумена Псково-Печерского монастыря Корнилия)», «Отражение псковской письменности в памятниках Сибири второй половины XVII века», «К вопросу о социаль­но-политических группировках и клас­совой борьбе во Пскове XVI века», «Судьбы Псковских библиотек в наше­ствие Стефана Батория (1581г.)».

В 1929 году Л.А.Творогов был аре­стован в Ленинграде по делу академиков С.Ф. Платонова и Е.В. Тарле, а 10 февраля 1931 года осужден и приго­ворен к трем годам концлагерей (реа­билитирован в 1974г.). Отбывал срок в Беломорско-Балтийских лагерях ОГПУ, в городах Кемь, Медвежьегорск, Повенец Карельской АССР.

 

 

Сохранилось много документов этого времени, среди них грамота, которой был награжден Творогов за самоотвер­женную ударную работу на Беломорско-Балтийском канале.3

 

Ссылка закон­чилась 25 февраля 1933 г., а с 26 фев­раля он был оставлен временно на работе во 2-м Повенецком Отделении Белбалткомбината НКВД в должнос­ти геотехника изыскательной части. Уволен 26 февраля 1935 г. по собствен­ному желанию. С 1935 г. и до начала войны он работает в гидрометеороло­гической службе. Здесь он занимался исследованием древней культуры Се­вера, публиковал в местной печати заметки по истории края, проводил археологические раскопки стоянок, получивших в специальной литерату­ре его имя.

 

 

 

  

 

Отторгнутый на целое десятиле­тие от Ленинграда, Творогов тем не менее не терял связи с учеными род­ного города. Вот почему, когда в годы войны некоторые отделы Института русской литературы оказались в эвакуации в  г. Новосибирске,  Леонид Алексеевич едет туда, где в невероятно трудных условиях выпустил три свои работы по «Слову о полку Игореве» отдельными изданиями на правах рукописи: «Слово о полку Игореве» (О списках, редакциях и первона­чальном тексте «Слова о полку Игореве»), 1942 г., «Примерный облик пер­воначального чтения текста «Слова о пол­ку Игореве», 1944 г., «К проблемам ху­дожественного перевода текста «Сло­ва о полку Игореве» на современный русский язык, 1945 г.».

  

 

«В них Творогов подводит итоги двадцатидвухлетних исследований по восстановлению ли­тературной истории единственного списка «Слова», показывая, что имен­но Псков сохранил для отечественной культуры этот выдающийся памятник древнерусской литературы. Он посто­янно ратовал за устранение поздних наслоений и за его поэтическую струк­туру. Ссылка и жизнь в Карелии не прошли даром. В Новосибирске у Творогова обострилась цинга, заболели ноги. Доктора определили дистрофию III степени. Трудно пришлось учено­му. Помогли добрые люди. А через мно­го лет сотрудник Третьяковской гале­реи Н.М. Моргунова-Рудницкая, вспоминая Новосибирск, напишет Творогову: «Помните, как Вы мне рассказы­вали в Новосибирске, как чемодан с личными вещами бросили, а чемодан с рукописями оставили? Потом как стра­дали, мы видели. Вот почему я и на­звала Вас подвижником науки».4

В 1944 г. Псковский областной исполнительный комитет по восстановлению музеев приглашает Творогова во Псков, на что он с радостью соглашается. В архиве ученого хранит­ся выписка из приказа по Западно-Сибирскому филиалу АН СССР от 19 мая 1945 г., где говорится: «Научный сотрудник Творогов Л.А. командирует­ся в г. Псков, в Псковское отделение по делам искусств для передачи на­учных материалов с 19 мая по 1 июля 1945 г. с заездом для отчета в Москву (Институт истории СССР)».5

  

 

16 июня 1945 г. Творогов приезжает в Псков, чтобы уже больше никогда с ним не расставаться. В музее его при­няли на должность зам. директора по  науке, затем он работает ст. научным сотрудником отдела истории края дореволюционного периода, заведующим научной библиотекой, а когда из биб­лиотеки выделяется отдел рукописных, старопечатных и книжных фондов (Древлехранилище в 1958 г.), он ста­новится его заведующим и работает до 1974 г.

  

 

Сначала он жил в Мирожском монастыре, затем в подвалах Поганкиных палат, где, по его словам, зи­мой было так холодно, что замерзали чернила. Но, несмотря на суровые ус­ловия жизни, он самоотверженно ра­ботает, занимается историей Пскова, «Словом о полку Игореве». В этот пе­риод Творогов очень много печатает статей и заметок на самые разные темы в газете «Псковская правда». В 1946 и 1949 гг. выходят его работы по «Слову». В архиве Леонида  Алексеевича сохранился отзыв ст. на­учного сотрудника Института русской литературы АН СССР, доктора фило­логических наук Д.С. Лихачева на ру­копись работы 1949 г. «Новое доказа­тельство псковского происхождения непосредственного оригинала Мусин-Пушкинского списка текста «Слова о полку Игореве»: «Работа крупнейше­го знатока псковской письменности Л.А. Творогова... представляет очень большой интерес и безусловно заслу­живает напечатания. Теперь уже не­легко, после многочисленных и обстоятельных исследований текста «Слова о полку Игореве» лингвистами, найти новые данные о языке рукописи этого выдающегося произведения русской литературы. Наблюдения Л.А. Творогова, помимо своей непосредственной цели доказать псковское происхождение протогра­фа рукописи «Слова», служат так­же важным свидетельством в пользу подлинности «Слова о полку Игоре­ве»: такая деталь, как употребление имени «Софии» в мужском роде не могла быть известной в конце XVIII в. и, следовательно, не могла быть и подделана. Деталь эту хорошо сейчас истолковал Л.А. Творогов. С этой сторо­ны работа Л.А. Творогова имеет и по­литическое значение, поскольку в пос­леднее время враги русского народа (А. Мазон, Поль Бойе, Луи Леже, Кжижановский и др.) всячески пыта­лись и пытаются доказать подложность «Слова о полку Игореве» и тем все­лить сомнение в творческие силы русского народа».6

  

 

В 1947-1949 гг. Творогов создает единственный в стране музей (кабинет) «Слова о полку Игореве», куда им были собраны почти все печатные издания «Слова», исследования, документы, иллюстративный материал и картоте­ка, на считывающая 30 тыс. названий. Не поддержанный научными кругами и финансированием, кабинет прекра­тил свое существование в 50-е годы. (Несколько лет кабинет существовал у Л.А. Творогова на квартире).

В начале 50-х годов Творогов начинает разбор материалов научной библиотеки по фондам первичного об­разования. Он буквально вернул к жизни сотни старых псковских библио­тек, наглядно раскрыл многовековую преемственность книжной культуры Псковской земли. Нужно сказать, что научная библиотека до войны пред­ставляла собой уникальнейшую сокровищницу старой русской книжности, охватившую период не менее пяти столетий. Во время войны были эва­куированы лишь немногие рукописи, а при отступлении немцы вывезли книжные богатства музея. Начиная с 1945 года часть материалов была воз­вращена из Риги, городов Белоруссии, Украины, а также из Германии и Польши, благодаря усилиям, энергии и энтузиазму Л.А. Творогова. К сожа­лению, тысячи ценных старых книг и рукописей найти не удалось. Но и то, что вернулось и собрано сейчас, поражает своим богатством.

 

 

В 1957 году вышло краткое описание Древлехранилища «Сокро­вищница старой русской книжности» Л.А. Творогова. Сейчас это библиогра­фическая редкость. Автор рецензии на нее, академик Д.С. Лихачев писал: «Л.А. Творогов поступил совершенно правильно, характеризуя состав Древлехранилища по фондам первичного образования. Если бы характеристика ограничивалась только наличным содержанием библиотеки, она никогда не дала бы такого яркого представления о ее составе. Характеризуя библиотеку по фондам первичного образования, Л.А. Творогов сумел дать яркое представление об ее истории, связать ее историю с культурой печатной и рукописной книги всей Псковской области и дать общий историко-культурный обзор.

К сожалению, этот принцип объединения материалов по фондам первичного образования – единственно научный, проникнутый историзмом – редко применяется в описаниях наших рукописных хранилищ и библиотек. Между тем, его бы следовало распространить и на практику экспозиций в историко-культурных отделах наших краеведческих музеев.

В заключение нашей краткой заметки об этой весьма любопытной и полезной книжке хотелось бы призвать все наши библиотеки последовать примеру псковского Древлехранилища.

 

Это было бы важно в двух отношениях: у нас слишком мало истории библиотек и у нас слишком немного обзоров ценнейших книжных и рукописных собраний русского прошлого. Библиотеки – один из самых характерных показателей культуры народа». 

В 1960 г. Л.А. Творогову исполнилось 60 лет. Ученый получил много поздравлений. Псковский проф. Е.А. Маймин в статье «Л.А. Творогов» писал: «Псков, псковская старина особенно интересуют Творогова. Псковкие летописи, псковская историография, виднейшие деятели псковской культуры далекого и близкого прошлого – все это привлекает пытливое внимание  ученого…

 

 

Даже этот далеко не полный перечень тематики работ Творогова, связанных с псковской стариной, свидетельствует о многогранности и значительности его деятельности в этой области…».

Л.А. Творогов – автор около 200 научных и популярных работ. Он пишет об археологических находках и топографии Пскова, уточняет датировку памятников города, привлекает внимание к новым источникам по истории Псковской земли, указывает на ошибки в исследованиях по Пскову, пишет заметки на злобу дня. Благодаря ему в печати появились материалы неизвестных и малоизвестных стихотворений поэта А.Н. Яхонтова, новые материалы из жизни предков А.С. Пушкина и др.

Л.А. Творогов всегда был готов прийти на помощь и видному ученому, и юному краеведу-школьнику, и приезжему любознательному туристу, и просто прохожему. Это видно из воспоминаний и писем. С. Ямщиков, например, в своей книге «Спасенная красота» (М. 1986 г.) пишет: «Оставайтесь во Пскове. Живите и работайте здесь. Какие богатства откроются перед вами!» - не уставал внушать Л.А. Творогов искусствоведам и историкам, приезжавшим сюда. И затем в подкрепление своих слов вел их на экскурсии по городу.

 

 

Это были незабываемые прогулки! Леонид Алексеевич знал псковскую историю досконально, знал, кто строил крепостные стены, храмы, а кто – жилые дома XVII столетия, описывал давно минувшие события так, будто сам при них присутствовал. И слушателям его древний Псков становился роднее и понятнее». В письме американца Роберта Бейкера читаем: «Я всегда буду помнить те несколько дней, которые я провел в Пскове, и вечно буду Вам признателен за вашу помощь, интерес и энтузиазм». Писатель В. Санин вспоминает: «Это очень сложный человек с оригинальнейшим складом ума и собственным взглядом на жизнь.

Для своих неполных 70 лет Творогов весьма энергичен. Когда я пытался помочь ему снять пальто, он замахал руками и страшно рассердился: «И не смейте! За кого вы меня принимаете? Я сам в автобусе девушкам место уступаю, а вы из меня бог знает кого делаете».

  

 

1975 году его чествовали в свя­зи с 75-летним юбилеем. Много привет­ственных адресов, телеграмм, слов уважения и признательности поступи­ло в его адрес. Сохранился привет­ственный адрес сотрудников Институ­та русской литературы (Пушкинский дом): «...Вы, дорогой Леонид Алексее­вич, - знаток псковской письменности и книжности, и лучшего ее знатока, чем Вы, нет... Вы посвятили многие Ваши разыскания летописям и «Слову о полку Игореве», и как исследователь этих памятников прочно вошли в исто­риографию древней русской литерату­ры. Вы человек живой, горячий, любя­щий свою работу. Вы близки всем, кто Вас знает и кто может оценить Ваши знания и Ваши человеческие черты. Живите долго, передавайте Ваши зна­ния молодежи...»11

В 1978 году Леонида Алексееви­ча Творогова не стало.

Псковский музей-заповедник про­должает его дело, бережно храня его архив и библиотеку.

Примечания

1.   ПГОИАХМЗ. Древлехранилище. № 12937 (107)

2.   Там же. № 12937 (14)

3.   Там же. № 12937 (35)

4.   Там же, 1

5.   Там же, 1

6.   Там же. № 12937 (137)

7.   Там же. № 12938 (191)

8.   Русская литература. 1961. № 1. С.168

9.   ПГОИАХМЗ. Древлехранилище. № 12937 (639) %

10.         Санин В. Псков:  от княжны Ольги до сегодняшнего дня //  Псковская правда. 1969. 2 апреля

11. ПГОИАХМЗ. Древлехранилище. № 12937 (267)



 
 
Погода
GISMETEO: Погода по г.Псков
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Календарь событий



Портал Культура.РФ

Гостевой дом (гостиница) «У Покровки». Винтажный отдых в Пскове










Карта посещений
Visitor Map
Создайте собственную карту посещений!