Псков в рисунках, научной и реставрационной деятельности Ю.П. Спегальского в 40-е годы



 
Ю.П. Спегальский. Псков, 1947 г.

 

Сейчас, накануне Великой Победы, памятливые люди вспоминают не только героев войны, но и тех, кто героическим трудом внес свою лепту в дело Победы.

Материалы Музея Спегальского, прежде представленные в экспозиции, показывали посетителю, как в страшные дни борения между жизнью и смертью спасая памятники в блокадном Ленинграде, своей неистощимой верой в близкую победу Ю.П. Спегальский спасал свой родной город, выплеснув свои чувства к нему в рисунках знаменитой серии «Псков XVII века», которую ленинградцы сравнивали с героической симфонией Шостаковича.

О.К. Аршакуни, его жена, вспоминала так это время: «Это было в самые жестокие дни осажденного Ленинграда – зимой 1941-1942 гг. Холод стал соратником голода. Мороз доходил до 40 градусов. Люди умирали на ходу…

В своем бедственном положении они объединялись, помогая друг другу. В Доме Архитектора, на улице Герцена, 52 собирались вместе оставшиеся еще в живых архитекторы. Закутанные, бесформенными тенями сидели они по углам неподвижно и тихо переговаривались между собой, ибо даже напряжение голосовых связок было не под силу ослабевшим людям. Приходил сюда такой же истощенный голодом, ослабевший, больной человек, который… рисовал!.. Вдохновенно творил при свете мигалки, едва-едва освещавшей  краешек стола.

Замерзали вода и краски, и он выбрал для работы карандаши. Коченеющей от холода рукой Юрий Павлович Спегальский возрождал в своих рисунках по памяти и воображению дорогой и родной сердцу, а теперь такой далекий и недоступный, и поруганный врагом древний Псков».

«Город в первозданной своей красоте раскрывается через памятники архитектуры», - продолжали слова О.К. Аршакуни биографы Ю.П. Спегальского – В.А. Булкин и О.В. Овсянников. – «В каждом из них (рисунке) проступает любовное отношение к родному городу и его истории, рисункам веришь, как верил Ю.П. Спегальский в победу советского народа, верил, что родной город будет скоро освобожден, и его знания историка архитектуры, опыт и руки каменщика потребуются для восстановления центра русской национальной культуры».

Приказные палаты с Власьевской башней


 
Пушечный шатер


 
Власьевские ворота


 
У нижних решеток


 
Поганкины палаты


 
Запсковский большой мост


 
Довмонтов город

 

Эти рисунки в 1944 году увидят ленинградцы на выставке в Доме Архитектора, а псковичи – в 1945 году в Областной библиотеке, о чем свидетельствует сохранившаяся в Музее Ю.П. Спегальского афиша.

В 1943 году Ю.П. Спегальский, будучи на лесозаготовках в тихвинском лесу, сделал еще одну серию рисунков, посвященную родному городу  «Азбука. Памятники псковской архитектуры», фотокопии которых тоже можно было видеть в музее Спегальского, а теперь нам только остается написать о героическом труде Спегальского на благо родного города в военные и послевоенные годы.

Еще работая в блокадном Ленинграде в героической бригаде верхолазов, Ю.П. Спегальский обратился к академику И.Э. Грабарю, председателю Всесоюзного комитета по охране памятников истории и культуры, с просьбой – после освобождения Пскова от фашистов направить его в родной город для восстановления памятников. (Ох, как далеко еще тогда было до освобождения Пскова и как в нем нуждался тогда Ленинград!). Начальник инспекции по охране памятников Ленинграда Николай Николаевич Белехов так характеризовал в 1943 году Ю.П. Спегальского: «По своему профилю Спегальский  не только архитектор, но и научный работник по истории архитектуры, является единственным специалистом по архитектуре древнего Пскова и высококвалифицированным мастером по художественной обработке камня, что для современного архитектора является исключительным качеством, позволяющим ему исследовать древнюю архитектуру и вести реставрационные работы. Кроме этого, Спегальский – единственный в городе архитектор-верхолаз, непосредственно работающий на большой высоте (куполах, шпилях и проч.) без лесов по маскировке и ремонту.  В последнее время он работал по заданиям Военного Совета и Исполкома Ленгорсовета по маскировке высотных объектов, являющихся ориентирами для обстрелов, и по заданию Академии архитектуры тов. Спегальский работал над историческими материалами Пскова…».

В 1944 году сразу же после освобождения Пскова Юрий Павлович обратился в  Леноблсовет с заявлением, фрагмент которого приводим: «После  того, как над Псковом  нависла опасность разрушения его немецкими варварами, я не только печалился об этом, но, насколько это в моих силах, пытался что-либо делать, чтобы сколько-нибудь помочь в будущем восстановлении Пскова. Как бы ни были скромны мои познания, я должен отдать их все целиком для этого дела – таково мое убеждение. Я обращаюсь к Вам с просьбой: помочь  мне в этом. Дело в том, что до  сих пор мои работы по Пскову делались мной в неслужебное время. И это задерживало их. Нужно отдать им все  рабочее время, каждый день. Мне не нужно ничего, кроме этого…». Спегальского отпускают из Ленинграда, и 5 октября 1944 года он в Пскове. Начинаются три самоотверженных года работы в родном городе.

8 октября он назначен начальником Инспекции по охране памятников Псковского облисполкома, но в каких условиях жил и работал тогда этот «начальник»! Н.Н. Белехов, возвратившись из командировки из Пскова в Ленинград, рассказывал: «Трудно живут в Пскове. Бытовые условия скверные. С жильем плохо. Юрий Павлович обосновался в подвальном помещении. Спит на полу. Спасает полушубок. Одну полу кладет под себя, другой накрывается. Выглядит плохо, но… счастлив своим  делом…». А дело это – учет памятников истории и культуры и хлопоты по организации будущих реставрационных мастерских. Ольга Константиновна тоже едет в командировку в Псков.  Ей не привыкать к трудностям, она уже пережила ужасы блокадного Ленинграда, смерть девятимесячной дочери, ее саму Юрий Павлович спас от той же участи.

О.К. Аршакуни вспоминает: «Мы приезжаем во Псков ранним утром. Еще с поезда Юрий показал мне мерцающий вдали силуэт собора… Теперь мы около него. Сквозь ворота, за крутым поворотом стены, высоко на горе, он возникает, как гигантское облако, растущее вверх, в небо. Ближе, ближе, и мы у его подножия. Стены, подпертые контрфорсами, - стремительно вздыбились. Около них чувствуешь себя пигмеем. Величие необыкновенное! Запрокинув голову, я смотрю вверх, туда, где сходится хорал куполов, венчающих гордые главы собора. Собор парит над всем городом, над рекою Великой. Мы бродим по городу целый день. Город стоит израненный, искалеченный страшной войной. Памятники его - изуродованы, изувечены, загрязнены. Они превращены в отхожие места. Всюду пепел, смрад, мерзость запустения… Не верилось, что когда-нибудь воскреснет вновь былая красота и оживет прекрасное лицо древнего русского города. Сомнения мучили меня. « Ты веришь в восстановление  Пскова?» - спросила я Юрия. «Конечно, верю», - твердо ответил он. Уже в 1944 году Юрий Павлович добивается, чтобы в Проект постановления СНК СССР «О первоочередных мероприятиях по восстановлению г. Пскова и Псковской области» были включены пункты об организации Псковской реставрационной мастерской и областного музея древнерусской архитектуры. К сожалению, Юрию Павловичу тогда не удалось осуществить мечту о создании названного музея, а теперь к этой идее даже не возвращаются, увы! А пока в 1945 году он добивается того, что создается ремонтно-реставрационная группа, весьма малочисленная и 8 мая отдается ему в подчинение, начинается его реставрационная работа в родном городе. И уже в октябре Спегальский может отчитываться об отремонтированной Стефановской церкви, о  восстановлении и покрытии купола Спасо-Преображенского собора, о подготовительных работах по реставрации Поганкиных палат и о начатых реставрационных работах на церкви Николы со Усохи.

 
  
Поганкины палаты. Псков, 1945 г.


  

 Ю.П. Спегальский на стене разрушенной ц. Одигитрии. Псков, 1945 г.


 
Ю.П. Спегальский с группой реставраторов. Псков, 1945 г.

 

 

Ольга Константиновна вспоминала: «Я очень любила наблюдать, когда он (Юрий Павлович), вооружившись мастерком, где-нибудь высоко на барабане, вместе с рабочими творил, как Бог. На глазах возвращались к жизни утраченные формы былого. Он сам на месте показывал рабочим прием реставрационного дела. В процессе работы он очень увлекался…».

 

 
Церковь Богоявления с Запсковья. Псков, 1945 г.

 

 

Кроме непосредственной работы с памятниками, Юрий Павлович принимал участие в составлении Генерального плана восстановления и развития Пскова, разработав первым тогда в стране систему архитектурных заповедников в Пскове. Как эксперт, Юрий Павлович работает в Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. Подписывает с директором Эрмитажа, академиком И.А. Орбели,  председателем Псковского облисполкома  В.Д. Семиным и др. «Акт о характере и размерах ущерба, нанесенного памятникам культуры г. Пскова фашистами». Узнав об этой работе, академик И. Грабарь заказал ему статью о памятниках Пскова для сборника  Академии наук «Памятники искусства, разрушенные немецкими захватчиками в СССР».

В это время Ю.П. Спегальский работает еще и над своей первой книгой «Псков», которая выйдет в г. Ленинграде  в издательстве «Искусство» в 1946 году и которая станет сразу библиографической редкостью.

Сейчас это уже кажется чудом, что он в начале 1946 года добился открытия первых Псковских реставрационных мастерских. Точнее, проектно-реставрационная мастерская была открыта в апреле 1946 года и начальником ее был назначен Спегальский. Без подробной характеристики называем 8 объектов, на которых работали реставраторы в 1946 году при мизерной мощности мастерской во всех отношениях. Вот они, эти объекты: Мирожский, Снетогорский, Ивановский монастыри; церкви: Николы со Усохи, Михаила и Гавриила Архангелов, Козьмы и Дамиана с Примостья. Варваро-Римская церковь была восстановлена полностью. Велись работы на доме Яковлева.

Ю.П. Спегальский без верхолазных лесов восстановил конструкции верхних частей Троицкого собора, сделал дюралевое покрытие глав собора, которое было заменено недавно. Но положение мастерской далеко от идеального, почти катастрофическое, и 16 сентября Спегальский с докладной обращается к председателю Псковского облисполкома В.Д. Семину, в которой указывает, что трест «Псковстрой» до сих пор не организовал специализированную стройконтору по восстановлению памятников архитектуры, не выделены помещения для конторы, для мастерских живописи, гончарных изделий, кузницы, общежития для рабочих и многое другое, что намечалось при создании мастерских. В заключение докладной Спегальский пишет: « Как видно из вышеизложенного: никем ничего не было сделано – мастерские задыхаются от  недостатка рабочей силы и не имеют никакого помещения. Совершенно ясно, что постановление Советского правительства о сохранении памятников древнепсковской  архитектуры сорвано, благодаря недопустимо равнодушному отношению к выполнению постановления правительства, так как возможности были, но не хватило желания его выполнять. Если нельзя требовать от всех, чтобы они понимали, что такое культура, искусство и зачем нужно что-то еще, кроме удовлетворения самых примитивных потребностей, т.е. чтобы все сами осознавали значение памятников народного искусства и старались их сохранять, то я полагаю, что следует требовать от всех без исключения уважения к постановлениям Советской  власти, и с этой точки зрения некоторые факты считаю возмутительными…». Перечисляет факты и заключает: «… Прошу Вас принять меры в отношении лиц, не выполняющих решения Псковского облисполкома…».

Начальник отдела по делам архитектуры Псковского облиспокома В.Ф.Романов в отчете в СНК РСФСР  все недостатки в работе мастерской отнес на счет Ю.П. Спегальского. А на месте Спегальскому последовал строгий выговор, а затем освобождение от обязанностей начальника мастерской. В 1947 году, несмотря на то, что Спегальский трудится в полную силу на восстановлении Михайловской и Гремячей башен, церквей Михайловской и Николы со Усохи, дома Яковлева и составляет проекты реставрации церквей

Козьмы и Домиана с Гремячей горы и Примостья, Богоявления с Запсковья, Иоакима и Анны, дома Ксендза, работа идет в обстановке недоброжелательности. И Ю.П. Спегальскому в начале 1948 года приходится покинуть родной город и вернуться в него только через 20 лет, в 1968 году.

 

 
Ю.П. Спегальский (в центре) у средней абсиды ц. Николы со Усохи. Псков, 1945 г.

 

 

           

М. Кузьменко,

ст. научный сотрудник Мемориального

музея-квартиры Ю.П.Спегальского



 
 
Погода
GISMETEO: Погода по г.Псков
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Календарь событий





Портал Культура.РФ

Гостевой дом (гостиница) «У Покровки». Винтажный отдых в Пскове










Карта посещений
Visitor Map
Создайте собственную карту посещений!