"Поклон хранителям древностей"



Вступление и публикация М.А. Кузьменко, ст.н.с. исторического отдела Псковского музея-заповедника.

 


 

В Мемориальном музее-квартире Ю.П. Спегальского хранятся два номера журнала «Аврора» за 1990 год, объединенные двумя именами: Людмила Антоновна Региня – автор публикаций и Юрий Павлович Спегальский – герой этих публикаций.

Л.А. Региня напечатала в журнале «Аврора» №3 (1990) очерк «Одно единственное сердце, или Драма Спегальского» Начальная фраза взволнованного рассказа о жизненном и творческом пути Спегальского определяет по существу содержание очерка: «А драма в том, что Спегальский мог сделать для своей родины, для города все, на что была способна его яркая и самобытная личность, но был этим городом отброшен за ненадобностью. Нет повести печальнее на свете…».

Людмила Региня подписывает свою публикацию Ольге Константиновне Аршакуни: «Дорогая Ольга Константиновна, меня вела к этому очерку любовь к Вам. Я преклоняюсь перед Вашей жизнью, так удивительно слившейся с жизнью, Юрия Павловича. Ваша Л. Региня 9/IV – 1990 г.» (1).

Несмотря на использование журналистом множества документов, повествование больше напоминает драму с трагическим концом. И это касается не только судьбы Юрия Павловича, но и судьбы Ольги Константиновны.

Открытие Музея Ю.П. Спегальского было для Ольги  Константиновны не столько радостной победой, сколько подвигом, который она совершала до конца дней своих.

Л.А. Региня была в самых близких отношениях с Ольгой Константиновной, но что-то помешало ей приехать на открытие Мемориальной доски Юрию Павловичу Спегальскому; снимки для её заметки в журнале «Аврора», №11, 1990 г. «Возвращение Спегальского» по её просьбе делал Коля Бондарчук, корреспондент «Псковской правды». Он, передавая снимки Л. Регине, сказал: «Невольно получился Реквием».

В своей заметке Л. Региня напишет: «9 июня 1990 года в Пскове произошло торжественное открытие мемориальной доски на доме, где прошли последние дни жизни Юрия Павловича Спегальского.






Псковичи отдавали запоздалый долг истинному патриоту своего города, посвятившему жизнь исследованию памятников Древнего Пскова. Прекрасный горельеф создал псковский художник Алексей Кириллов (2). Спегальский смотрит на город с любовью и укором. В его образе выражена мечта и разрушение мечты…

Ольга Константиновна Аршакуни, так много сделавшая для увековечения его памяти, преподнесла в этот день автору мемориальной доски Алексею Дмитриевичу Кириллову свою книгу «Народное зодчество Пскова» и написала: «Вы создали произведение, которое имеет огромное государственное значение, волнует меня, и до последних дней жизни будет согревать мое сердце» (3).

Обнаруженное совсем недавно в архиве О.К. Аршакуни послание псковичам «Поклон хранителям древностей» – это обращение Литературного поста журнала «Аврора» на Псковщине  к молодым псковичам (да, был такой пост в журнале в 1990-е годы – М.К.).  Состоял он из четырех журналистов, одним из которых была Людмила Анатольевна Региня, автор публикаций о Ю.П. Спегальском и О.К. Аршакуни. Это еще одно признание в любви ленинградцев псковичу.



"Поклон хранителям древностей"

 

 

"Каждый раз приезжая из Ленинграда в Псков, мы идем в музей-квартиру Ю.П. Спегальского. Это наш долг перед памятью видающегося архитектора-реставратора. Это и внутренняя потребность, тяга к духовному очагу культуры. В этом месте сосредоточены теперь навсегда творения и мечты Юрия Павловича Спегальского. Здесь за какой-то час проживаешь его судьбу, удивительную и прекрасную, несмотря… Несмотря ни на что! Такова сила его нравственного примера, такова неслыханная мощь талантливой и яркой натуры, которой на роду было написано принять на себя защиту вековечной псковской красоты.

Под красотой Спегальский понимал те великие древности, которыми так славился и так богат был Псков. Не умозрительно, а сердцем он еще в юности полюбил псковские памятники и считал, что в той мере, в какой только возможно, они должны быть сохранены для потомков. Их разрушало время, людское невежество, войны – красота уходила, могла уйти совсем. Спегальский знал тайну спасения, не потому, что он был волшебником или мистиком, нет. У него была душа художника и руки мастерового человека. Он был дотошным исследователем и наивным влюбленным: его любовью была псковская старина. Он её воссоздавал в рисунках и воображении, в чертежах и рукописях. Любовь к Пскову вела его по жизни, и он был защищен ею. Отсюда бесстрашие бойца и чистота его помыслов. И неукротимая энергия в работе! Сразу после войны он руководит реставрационной мастерской в Пскове, сам поднимается на вершины знаменитых соборов и выводит их из аварийного состояния, а на очереди все новые и новые культовые и жилые постройки древности, которые ждут своих мастеров, и воодушевляет их Спегальский, успевая наряду с практической работой создавать проекты охранных зон, публично выступать и защищать свои идеи.

Такая одержимость – не от лукавого ли? Не собирается ли Спегальский вернуть Псков в XVII век? Усомнились, не поверили… И хотя странный влюбленный, он, кстати, мужествен (4) и экзотически красив с золотой бородой и голубыми глазами, владеет всем арсеналом научных, исторических, эстетических доказательств в пользу охраны памятников, доводы его кому-то не нравятся, а кем-то отметаются под тем или иным предлогом. Например, таким: «Зачем сохранять и реставрировать все церкви? Достаточно одной-двух, чтобы показать, какими были другие». А он болел за все древние постройки. Их разрушение доставляло ему душевные муки. Вот как он об этом писал: «В свое время я очень страдал от сознания, что гибнут глубоко любимые мною памятники – создания милых моему  сердцу псковских каменщиков. И ежеминутно думал о них, чуть ли не о каждом камне. Когда шли дожди, я воображал, как вода впитывается в ничем не защищенную кладку, когда наступали морозы, я чувствовал, как они рвут камень и раствор, и не мог спокойно жить» (5).

Вся жизнь его была беспокойством за возрождение в подлинном виде храмов, монастырей, жилых строений древних улиц и площадей. Он разработал  псковский вариант сохранения остатков старины в современном городе путем создания архитектурных заповедников. Ничто не могло помешать его творчеству, безраздельно отданному городу, в котором он родился, где прошло его детство, отрочество, юность, где он чувствовал свое призвание. Ничто – даже вынужденная разлука с Псковом, растянувшаяся на двадцать лет. В 1966 году он писал увлеченному его работами псковскому школьнику: «…и, ты видишь, даже не живу в Пскове, то есть не вижу самих памятников, которые одни  только и могут рассказать истину о себе. Это произошло не по моей воле – я всегда только  и стремился работать в Пскове, но удавалось это редко и ненадолго – всегда я встречал в Пскове сильное противодействие, и был вынужден из него уезжать».

Надо не полениться раскрыть книги Спегальского, чтобы снова и снова полюбить историю древнего Пскова, как в зеркале, отраженную в архитектуре, чтобы стать сторонником Спегальского в защите псковской старины, чтобы восхититься его собственной судьбой. Это много значит для души. Спегальский – имя, которое красит Псков. Такие имена чтут, они не уходят из памяти человеческой культуры.

Но… оглянитесь вокруг себя. Все ли сделали вы, молодые псковичи, чтобы наследство Спегальского было живым, действенным, чтобы оно воспитывало в горожанах  чувство патриотизма и исключительности родного города? Таков ли Псков сегодня, о каком мечтал Спегальский? Древние памятники разрушаются на ваших глазах… Кто взял в Пскове эстафету из рук крупнейшего советского ученого?  Есть ли у Спегальского ученики и продолжатели его дел? Телезрители всей страны услышали в одном из «Прожекторов перестройки» разговор о состоянии псковской архитектуры. Актуально? Очень! Но какая непростительная забывчивость – не прозвучало имени Спегальского, ни его принципов подхода к реставрации и охране памятников. Один дом XIX века, который, конечно же, имеет право на защиту, затмил все бесценные памятники старины, живущие без присмотра и опеки.

Прекрасно, что в Пскове, есть улица Спегальского, бывшая Михайловская, где он родился. Убог и печален её вид... Это едва ли не самое запущенное место города. Писать об этом грустно.

Комиссия по творческому наследию Спегальского много сделала для увековечения памяти Юрия Павловича Спегальского. Открыт музей-квартира, выходят его книги и книги о нем, вдовы ученого – Ольги Константиновны Аршакуни. Две последние – «Предчувствие «Народное зодчество Пскова» (6) – передают образ богато одаренной личности, в которой образованность и мудрость соединены с душевной многомерностью, обаянием и теплотой.

Если вы придете в музей-квартиру, то услышите голос Ольги Константиновны, так и мы слышали его не один раз, и уйдете, как и мы, потрясенные. Запишите, псковичи, этот голос на пленку. В его неповторимой интонации, в деталях рассказа – воскрешение человека, который завершил в Пскове свой жизненный путь. Обстановка передает не уход творца, а радостный труд творца.

«Сложно выразить словами все то, что дало это посещение… Средоточие ума, таланта, доброты, любви. Повезло Пскову на Ю.П. Спегальского, но не всегда он, Псков был благодарен сыну своему. За державу обидно!.. г. Горький. Ивановы. 13.05.1987».

Такими словами из книги отзывов мы хотим закончить письмо в газету «Молодой ленинец»: Мы рассчитываем, что псковская молодежь, студенты и школьники, создадут отряды культуры в защиту древних памятников, исследованию и реставрации которых Юрий Павлович Спегальский посвятил свою жизнь".  

                                                   

      Литературный пост журнала "Аврора" на Псковщине.

 

 

Примечания

 

1. Людмила Региня. «Одно-единственное сердце, или Драма Спегальского» – ж. «Аврора» Лениздат, 1990. – №3.  – С. 18.

2. Кириллов Алексей Дмитриевич – псковский живописец и художник-монументалист, в настоящее время живет в Германии.

3. Людмила Региня. «Возвращение Спегальского» – ж. «Аврора» Лениздат, 1990. – №11. – С. 117. Заметка с дарственной надписью автора: «В музей Спегальского с величайшим чувством любви к Юрию Павловичу Спегальскому и Ольге Константиновне. Автор 9.IX.1991 (в день похорон Ольги Константиновны).

4. Мужествен – так у авторов послания.

5. Подробнее об этом смотрите: М. Кузьменко «Сны Юрия Павловича» - Газ. – "Псковская губерния", 2009. – 13-20 мая. –  С. 4-5.

6. Напоминаем читателям об этих книгах О.К. Аршакуни: 1) «Предчувствие. Воспоминания о Юрии Павловиче Спегальском". Лениздат 1987. 2) «Народное зодчество Пскова Архитектурное наследие Юрия Павловича Спегальского  – М. Стройиздат. 1987. 





 
 
Погода
GISMETEO: Погода по г.Псков
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Календарь событий





Портал Культура.РФ

Гостевой дом (гостиница) «У Покровки». Винтажный отдых в Пскове










Карта посещений
Visitor Map
Создайте собственную карту посещений!