Новости



Княгиня Ольга, Ранняя Русь и весь Выбутская

Историческая справка к фестивалю реконструкторов «ХЕЛЬГА» в Выбутах 18-19 июля и ко дню города Пскова 23-24 июля 2015 года

 

 

 

 

Псковичам известно, что их родной город Псков – это город Святой Равноапостольной княгини Ольги. Принято считать, что 903 год - это год первого надёжного упоминания города Пскова в летописи – это тот год, когда великому киевскому князю Игорю просватали уроженку здешних мест Ольгу. Есть, правда, упоминание Псковской летописи о том, что город Плесков-Псков был уже тогда, когда пришёл Рюрик с братьями, то есть в 862 году, а когда и какими людьми был построен – сие летописцу неведомо. Сразу же должен огорчить любителей якобы исконного, эстонского названия Пскова – Pihkva – Пихква. А вот этого не было – новгородские берестяные грамоты дают название Плесков или Пльсков. Даже во время второй мировой войны немецкие оккупанты называли город его старым, немного искажённым именем – Pleskau – Плескау, то есть, Плесков. Название происходит от имени речки Плесковы-Псковы, впадающей в реку Великую. К тому же, родственник Ольги - Ян Плесковитин (Плескович, Плесковитич) – см. ниже. По источнику XVI века, Ольга посылает «много злата на Плескову реку» на строительство церкви Святой Троицы. Имя же реки Плесковы происходит от общеславянского корня плес-/плис-, что означает «колено реки, от одной луки до другой», то есть, прямое течение реки от одного изгиба до другого. И таких названий на плес- в славянском мире довольно много. Из-за этого, в своё время, произошло недоразумение, и появилась версия, что княгиня Ольга происходит из болгарского города Плиска. Это название – от того же корня плес-/плис-. У нас есть д. Плессы при слиянии рек Уды и Цвенки в Новоржевском районе, на Украине с древнерусского времени есть город Плесненск, Плесков в Галиче на р. Роске и так далее.

Но вернёмся к нашей летописи. Вот что она сообщает под 903 годом: «Игореви же взрастъшю [и возмужавшу] и хожаше по Олзе и слушаше его и приведоша ему жену от Плескова именем Олгу [десяти лет], и [и бе мудра, и смыслена и красна]; [от неяже родися сын Святослав]. Посем Игорь и Олег пристроиша вои многи и корабли безчислены». Это суммарный текст из нескольких списков летописей. Но ещё один список вместо «от Плескова» пишет «от Изборска». И вот тут начинается самое интересное.

Существует поздний, шестнадцатого века, источник «Книга Степенная царского родословия» (КС), в которой подробнейшим образом описаны встреча и разговоры князя Игоря и Ольги, когда будущая княгиня перевозила своего будущего мужа через реку Великую в районе Выбут. Под все эти подробности в этом месте можно переехать на челне реку Великую туда и обратно несколько раз. По-видимому, в реальности всё было экспрессивнее и короче. Предание, записанное в «Книге Степенной» сообщает, что во время встречи Игоря и Ольги, «Игорю же юну сущу ещё», а Ольга была «вельми юна сущи», что вполне может соответствовать возрасту Ольги в десять лет или около того. КС повествует о том, что в челне Игорь стал приставать к девице с «некие глаголы глумлением», которые и были отвергнуты. Но есть другой вариант, записанный в чисто литературной древнерусской повести о Петре и Февронии, когда Феврония, перевозя некого князя, прочитала его мысли и дала на них отповедь. Как полагают, прототипом Февронии, как раз и могла быть Ольга. Тогда всё проще… и страшнее: Ольга просто прочитала мысли князя. И высказалась, что она по этому поводу думает.

Отдельный вопрос – это место, где великий киевский князь Игорь охотился. Это отнюдь не окрестности Киева, а земли русского Северо-Запада. Охотиться Игорь мог только в своих владениях, - тех самых, что позднее отошли княгине Ольге. А до этого они принадлежали князю Игорю. А до того, по-видимому, жене Рюрика по имени Эфанда или Сфанда, матери Игоря. Намечается некая преемственность. Была ли жива к 903 году эта жена Рюрика – вопрос также отдельный, но не столь существенный. Скорее всего – нет, иначе эти земли не смогли бы отойти к Ольге.

 

Итак, Ольга «была мудра, и сообразительна и красива»; первые два свойства были весьма нужны князю Игорю, поскольку в одном месте летописи есть сравнение Олега и Игоря: Игорь – храбр и мудр, а Олег – мудр и храбр. К тому же, по летописи – вещий! А такая характеристика дорогого стоит! Так что разница между Игорем и Олегом существенная. Что до Ольги, то такие люди рождаются, может, раз в столетие, а, может, и раз в несколько столетий. Свои яркие впечатления от этого разговора Игорь явно рассказал Олегу. А тот…мудр!!! Да и сам Вещий. И он сразу понял, что лучшей жены для Игоря не найти. Мгновенно оценил блестящие перспективы для Руси, когда рядом с князем будет ясновидящая жена, которая мысли свободно читает… К тому же, своя – отец и мать её – «от рода варяжского», отец – сподвижник Рюрика. По преданию, Олег сам, лично, отправился сватать Ольгу для Игоря. И уговорил, просватал… он же – мудр! К тому же, я думаю, что двое вещих быстро договорились друг с другом. Цена была стандартной и не очень высокой – все земли нынешнего русского Северо-Запада, Псковская и Новгородская, а также древний и богатый торговый город Ладога отходили в лен для кормления княгине Ольге. С этого момента она тут была хозяйкой. Возраст десять лет – для брака не помеха: по тогдашним обычаям на Руси, в Византии и в Европе о браке знатных людей договаривались родители, после чего жена подрастала до взрослого состояния уже при дворе своего мужа. Другой мир, другие обычаи.

Я думаю, что с такими выдающимися способностями княгини Ольги связана древнерусская традиция считать её не только мудрой, но и, вообще, самым умным человеком во всей Ранней Руси. С этим даже никто не спорил. Это было аксиомой. Когда её внук, князь Владимир, ещё колебался – принимать христианство, или нет, бояре ему напомнили, что бабка его, Ольга, христианство приняла, а она была умнейшей из всех людей. И тогда Владимир христианство принял. Прислушаемся и мы к владимировым боярам – они и сами были весьма умными людьми.

Вопрос о том, откуда родом княгиня Ольга – от Пскова или от Изборска можно объяснять по-разному. Ну, во-первых, летописное «от» значит «из окрестностей», а вовсе не «из» того или иного города. Город тут выступает как ориентир. Согласно археологическим данным, в 903 году на месте псковского Крома было обычное небольшое славянское поселение, скорее всего, городище, каких по славянским землям были сотни и сотни. Этот населенный пункт был тогда известен только в ближайшей округе. Ничего особенного. Славянский стандарт. Название уже тогда, по-видимому, было то же – Плесков или Пльсков. И если в 903 году спросить человека из более отдалённых мест – где этот Плесков/Пльсков, тот недоумённо пожал бы плечами и сам спросил бы встречно: «А это что? А это где?» Потому что в такой системе какой-нибудь занюханный местный Лупоглазенск был для него «горазд мног важней». Так что привязки место рождения Ольги к Пскову в 903 году не получается. Вернёмся к Изборску. Современный Изборск находится в 30 км от Пскова. С ним связаны легенды о пребывании там Трувора и самого Рюрика. Раннее Труворово городище раскопано полностью, но следов пребывания Трувора и его дружины там нет. Ну, нет там скандинавских вещей девятого века, как на Рюриковом городище под Новгородом. Ни одной вещи. Они появляются только в десятом веке, не раньше. К тому же, прослежено, что в 60-х годах это городище сгорает и потом долго стоит пустым. Ну и где там жить Трувору с его командой? А негде! Напрашивается крамольный вопрос: а тот ли это Изборск? Известный петербургский историк Д.А.Мачинский считал, что нет, не тот. Изборск князя Трувора должен был находиться в другом месте. Косвенно на его местоположение указывает то обстоятельство, что стремительно растущий к концу десятого века Плесков/Псков стал более заметным ориентиром, чем Изборск Трувора. Значит, они должны находиться где-то рядом, где-то в низовьях реки Великой. Уничтоженное карьером древнее городище на старице Великой близ Волженца, может, и подошло бы на роль Изборска-2, но его нет. К тому же его близкая к кругу форма не подходит на эту роль. Другое городище немного выше по течению у д. Покрутище было размыто течением реки Великой, и остатки его в самом начале ХХ века зафиксировал псковский археолог вице-губернатор В.Н.Крейтон. Все материалы с этого городища, хранившиеся в Псковском музее, своровали и растащили немецко-фашистские оккупанты, и где они – я не знаю. Судя по описаниям Крейтона, материалы с этого городища – по времени раньше описываемых событий, раньше Х века. Так что, в ныне равнинном и ровном пространстве выбутских земель когда-то было два высоких городища, которые до наших дней не сохранились, а река Великая текла по другому руслу.

В Х веке на Руси по каким-то своим внутренним причинам переносились города. Например, город был перенесён из Гнёздова в Смоленск по Днепру на 15 км, а из Рюрикова городища в Новгород по Волхову на 4 км. Ставим ножку циркуля в центр псковского Крома, очерчиваем круг в 15 км, и смотрим, а нет ли в округе Пскова ещё кандидатов на роль Изборска-2? Есть. Это городище Камно в 8 км от Пскова, справа от дороги на Изборск-Печоры. Это единственное городище на котором есть слой со скандинавскими вещами девятого века – времени Рюрика, Трувора и Синеуса. Более того, раскопки разных лет показали, что в девятом веке городище испытывало расцвет, и жизнь на нём бурлила. Некоторые специалисты-историки считают, что это и есть непосредственный предшественник раннесредневекового Пскова. Как только в начале десятого века городище Камно прекращает своё существования, точно в это же время появляется раннесредневековый Псков с той же самой культурной направленностью. Русский историк князь Михаил Щербатов на основании источников, ныне нам недоступных, считал, что Ольга только обновила Псков, что реально.

Раннесредневековый город – это административный и хозяйственный центр, где сидит княжеский наместник с дружиной, развивается ремесло и торговля, и находится этот центр на основной водной магистрали. В Пскове всё это – с начала десятого века, а в Камно – с 60-х годов девятого и до начала десятого. Более того, абрисы площадок городищ Камно и Пскова очень близки – почти те же пропорции, только размер разный.  Если попросту, то в начале десятого века (при княгине Ольге) власть переехала из Камно в Псков, а само Камно до этого – это и есть искомый Изборск-2, к которому, как ко всем известному городу, изначально и привязывалось место рождения Ольги в Выбутах. Легенда говорит, что близ Камно тоже были владения княгини Ольги. По берегам реки Камёнки известны отдельные пункты и скопления сопок – высоких погребальных насыпей IX-X веков, которые соотносятся с ранней Русью. А княгиня Ольга – она же Ольга Рускаа! Русская, то есть принадлежащая к летописной Руси, говорившей тогда на одном из вариантов скандинавского языка. Helga – Хельга – так именует её византийский император Константин, на приёме у которого она была в 946 году, так она именуется в написании греческой скорописью под её портретом на фреске храма Софии Киевской. Но родилась и выросла она под Псковом, в районе Выбут, в земле местного племени кривичей. В условиях такого двуязычия дети одинаково хорошо говорят на обоих языках, без труда переходя с одного на другой и не замечая этого, чему я был свидетелем в Швеции. Для домашних она – Хельга, для славянских детей на улице – Ольга.

На исторической родине княгини Ольги, в районе погоста Выбуты, у деревень Ерошиха и Ерусалимская, раскопано семь сопок с подобиями погребальных камер с сожжением умершего. Одна такая сопка раскопана в Ладоге. Это – южнодатский погребальный обряд, который практиковался в тех местах, откуда пришли к нам Рюрик и его братья. По гениальной догадке К.М.Плоткина, - это могут быть захоронения родственников княгини Ольги, живших в этих местах. Часть этих курганов сохранилась и поныне.

Когда Ольге было четырнадцать лет, происходит яркое и грозное событие – поход Олега и Игоря на Царьград, на Константинополь. Но это уже совсем другая история - про то, как Олег Вещий прибил свой щит на ворота Царьграда. А поскольку Олег ходил туда со множеством славянских племён, в том числе и с кривичами (а Плесков/Псков – в земле кривичей), то гвоздь для подвешивания щита на воротах Царьграда вполне мог быть псковского производства.

Теперь немного о родословии. Единственным ребёнком Ольги и Игоря, известным нам по летописи, был её сын Святослав. О времени его рождения есть разночтения: либо это 920 год, либо 927 год. С другой стороны, в сюжете с древлянской войной, когда маленький княжич первым бросил копьё, и оно упало у ног коня. Святослав тогда был очень мал. Историк О.М. Рапов полагает, что у Ольги было два сына по имени Святослав: один родился в 920 году и умер во младенчестве, а другой родился в 927 году, что реально. Но древлянских войн было две: одна – самая известная – 945 года, а другая – менее известная – 913-914 годов. Так вот, малолетний Святослав, бросающий копьё в древлян, и копьё это упало «в ноги коневи» - это первая война 913-914 годов, поскольку ко второй древлянской войне другой Святослав был уже вполне взрослым человеком, и это косвенно отражено в некоторых списках летописи. А во время первой войны в 913-914 годах был большой поход Руси на Каспий, и можно полагать, что князь Игорь был там «в командировке» вместе со своей Русью, в Киеве его не было, потому-то и пришлось начинать бой малолетнему Святославу, бросая непосильное для него копьё.

Что касается упоминаемого в летописи брата Святослава по имени Улеб, христианина, то для исследователей непонятно – родной это брат, или сводный. По спискам летописи, у князя Игоря, кроме Ольги, были и другие жёны, а, значит, от них тоже были дети. Но об этом, опять же, ничего не известно. Можно только отметить общеизвестный факт, что имя Улеб – скандинавского происхождения, от Gudleif →Улеб→ Глеб, так что, в форме Глеб оно употребительно и у нас и поныне. Известный историк Е.В. Пчелов считает также, что кроме Улеба, братом Святослава был и некий Владислав, представитель которого упомянут «в первых рядах» русского посольства в договоре с греками 944 года. Но это только предположение.

А вот у Ольги могли быть либо брат, либо сестра. Дело в том, что на приёме у византийского императора Константина Багрянородного рядом с Ольгой упомянут анепсий, в переводе с греческого - её кровный родственник, как предполагают, племянник, так что из этого следует, что у родителей Ольги были и ещё дети.

 

Судя по летописи, да и по преданиям недавнего прошлого, разного рода ольгиных пунктов было на Руси немало. Были среди них и ольгины камни. У нас, в районе Выбут, таких камней было пять. Ещё один Ольгин Камень лежал на берегу Волги близ впадения в неё реки Мологи. Ещё один Ольгин Камень – в древнем городе Угличе в урочище Золоторучье. По местным преданиям, Углич посещали князь Игорь, княгиня Ольга и князь Святослав. Согласно местной Серебряниковской летописи, которая использовала какие-то более ранние сведения, основал город Углич Ян Плесковитин (Плескович, Плесковитич), который собирал дань в пользу Киева, и который был родственником княгини Ольги. Это киевский боярин, родственник, или даже брат княгини Ольги, который прибыл «из Плесковитския земли» вместе с княгиней Ольгой и город Углич основал по повелению князя Игоря. Затем он был отозван Ольгой в Киев, был с ней в Константинополе, принял там крещение, умер в Киеве в 962 году и был похоронен в храме, который построила княгиня Ольга. По-видимому, это и был тот «анепсий», который присутствовал вместе с Ольгой на приёме у императора Константина Багрянородного. Есть три летописные даты основания Углича – 937, 945 и 947 годы. Город строился семь лет. Если принять положение, что о постройке Углича распорядился сам князь Игорь, то уместна самая ранняя дата, поскольку в 945 году Игорь был убит в земле древлян, а в 947 году его уже точно не было в живых. Это значит, что к 945-му или даже к 937-му годам город Плесков/Псков был уже настолько велик и известен на Руси того времени, что именно по нему дополнительно именуется основатель очень серьезного и крупного города юго-востока Ян Плесковитин, родственник или брат княгини Ольги. Из этого следует, что раннесредневековый Плесков/Псков основан княгиней Ольгой задолго до этого времени. Поэтому все местные краеведческие даты основания города Пскова, основанные на общих соображениях, меня мало интересуют. Конкретная дата основания Плескова/Пскова – это дело очень большой и очень основательной статьи со всеми мыслимыми хронологическими привязками. Глава об этом есть в моей книге 2003 года, но там всё изложено тезисно. Если же вкратце, то так: есть предание о том, что первая церковь в Выбутах была построена на три года раньше, чем Псков – когда Ольга занялась его обновлением. Если принять мою дату крещения Ольги в Константинополе как 920 год, а подготовку похода на греков 921 год, то раньше 922 года основание церкви не получается. Но 921-922 годы – это страшные холода в Восточной Европе, которые застал и описал секретарь арабского посольства ибн-Фадлан на средней Волге и южнее её. Судя по описанию, на месте города Булгара на Волге летом были рецидивы вечной мерзлоты – земля не оттаивала. Так что, не раньше 923 года что-то можно было построить. Прибавляем легендарные три года, и получаем дату основания раннесредневе-кового Пскова как 926 год. Псковские краеведы устно называли мне именно эту дату, ссылаясь на летопись. Но я такой летописи не знаю.

Предание же говорит о том, что княгиня Ольга останавливалась в некое время напротив устья реки Псковы, на противоположном берегу.  С того места, где ныне памятный крест рядом с новопостроенной Ольгиной часовней, она увидела на противоположном берегу знамение – три солнечных луча упали на место псковского Крома, и предрекла, что здесь будет большой город. Далее предание сообщает, что, вернувшись в Киев, Ольга послала «много злата» на основание здесь церкви во имя Святой Троицы. Как можно понять, и храм, и раннесредневековый город были основаны здесь одновременно на месте бывшего небольшого и вполне рядового славянского городища. Отдельный вопрос – а куда ушли жители этого городища? Часть, вероятно, осталась и вошла в население быстро растущего Плескова/Пскова, часть куда-то переселилась. Зная справедливый и неконфликтный характер княгини Ольги, которая раздавала подаяние нищим, как христианам, так и язычникам, жителям городка было уплачено, так что, они в накладе не остались.

Далее кратко о трёх лучах и местных язычниках. Лучи были из-за туч, и лучи были солнечные. Такой эффект солнечного освещения в псковских местах редко, но бывает: в Новоржевском районе я сам видел пять лучей из-за туч, которые, расширяясь, падали на землю. А вот три луча в предании упали в нужное время, на нужное место и присутствии нужных людей. К тому же, на той территории, где это много что значило. Здесь, на Северо-Западе России, в Псковской и Новгородской землях, было другое язычество. Это – не южное язычество с его Сварогом, Даждьбогом, Перуном, Стрибогом и прочими богами. Здесь – главное божество – Род, то самое, которое выявил по источникам академик Б.А.Рыбаков как верховное божество. От себя добавлю – да, но верховное божество северного пантеона. Во главе – Род, и далее – его жёны, дочери и сыновья. Вот и весь северный пантеон, восходящий своими истоками к индоевропейским реалиям. Современные филологи соотносят божество Род с индийским божеством Рудра, - и действительно, много соответствий.  Так вот, и Рудра, и Род мыслились язычниками как солнечные божества. Так что, Плесков/Псков во время Ольги входил в зону солнечного язычества. В реалии же с солнечными лучами над Кромом всё было так: Ольгу, как владычицу здешних мест, естественно, сопровождал весь местный «истеблишмент», включая языческого жреца (время-то было языческое!), который мог быть только жрецом солярного бога Рода. Когда на Кром с его мелким славянским городком упали три солнечные луча, княгиня Ольга, которой в провидческом даре не откажешь, показала на них жрецу солярного бога Рода, наверняка спросив: «Ты понимаешь, что это значит?». Волхв понял, - это, как раз – всё, что касаемо Солнца, – в его компетенции. А уж потом – для окружающих – Ольга могла сказать пророчество о великом городе, который здесь будет. Вот, как-то так.

Если тут были язычники, то от них должны были остаться какие-то следы. Они и остались. Самый представительный объект – это капище близ главного здания нынешнего Псковского университета – круглая возвышенная площадка, по краям которой – ямки от бывших тут небольших изваяний богов, а в центре – большая яма с дубовым основанием крупного идола; диаметр этого дубового останца – 60 см. Должно быть, идол был очень высоким, значительно выше человеческого роста. Здесь стояла «капа» - группа богов, а слово капище означает то, что от неё осталось. Рядом в яме найдены два вотивных железных топорика – ими нельзя работать, нельзя воевать – они слишком лёгкие для этого. Их можно было использовать только в каких-то языческих обрядах.

Как могли выглядеть здесь идолы этого верховного божества? И можно ли их увидеть? Думаю, что на этот вопрос можно ответить положительно. Каменные идол из Себежского музея, идол из городища Жабино, идол из Новгородского музея и идол у д. Горки на севере Смоленской области – это идолы «в шапках» - имитация в камне шапок с меховой опушкой, либо имитация солнечного круга. Вот это они и есть. К их числу относили и знаменитого Збручского идола, который тоже в шапке, пока не выяснилось, что это подделка. Так что, дубовый идол на капище в центре Пскова наверняка был антропоморфный и в «шапке с меховой опушкой».

 

В самой же родине княгини Ольги, в районе веси Выбутской, начиная с 1872 года, были записаны легенды, и к нашему времени известно 24 пункта, с которыми связаны исторические предания и имя княгини Ольги. Эти пункты - как старые, так и новые. Я не буду здесь подробно перечислять все имеющиеся предания, поскольку всё это есть в моей книге 2001 года (см. ниже). Но к этой статье прилагается уточнённая и дополненная карта выбутского микрорегиона со значками, обозначающими ольгинскую топонимику и места, связанные преданиями с княгиней Ольгой. Аннотация ниже:

 

 

 

1 – сельцо Покровское и Ольгин Монастырь

2 – Ольгинский Берег

3 – Ольгин ключ

4 -  Ольгин Дворец (сохранился каменный фундамент здания)

5 – деревня Ольжино (Ольженец, Волженец)

6 – Ольгины Сады*

7 – Ольгины Погреба*

8 – Ольгина Гора, место дома родителей Ольги 2 (городище не сохранилось)

9 – Ольгин Камень 1 (следовик) близ Выбут (не сохранился)

10 – «весь Выбутская»

11 – Ольгина Церковь

12 – место Ольгиной часовни

13 – место дома родителей Ольги 1

14 – церковь во имя Святой Ольги 1914 года основания (разрушена)

15 – Ольгин Камень 2 у д. Бабаево (следовик, ныне лежит у большого Ольгиного Камня)

16 – Ольгин Камень 3 (без знаков, лежит близ большого Ольгиного камня)

17 – Ольгин Камень 4 (большой Ольгин Камень, следовик, сохранилась его нижняя часть)

18 – место разрушенной кирпичной Ольгиной часовни «Красный Крест»

19 – деревня Паничьи Горки (Горки, Гора)

20 – Ольгин Камень 5 (памятный камень, лежит в реке)

21 – Ольгины Ворота или Ольгин Рукав (протока)

22 – Ольгины Слуды (протока)

23 – деревня Ерусалимская

24 – деревня Пристань

-----------

* номера 6 и 7 нанесены условно

 

Многое (но далеко не всё) из изложенного выше можно прочитать в моей книге: А.А. Александров «Во времена княгини Ольги». Псков, «Псковское возрождение», 2001. Книга есть в псковских библиотеках, а также выложена в Интернете, и вполне доступна. В книге 280 страниц и 4 цветных иллюстрации – несколько минут работы принтера. Впрочем, есть надежда переиздать её в переработанном и расширенном виде.

 

А.А. Александров, ст. научный сотрудник

ПГОИАХМЗ,  канд. ист. наук 

 



 
 
Погода
GISMETEO: Погода по г.Псков
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Календарь событий





Портал Культура.РФ

Гостевой дом (гостиница) «У Покровки». Винтажный отдых в Пскове










Карта посещений
Visitor Map
Создайте собственную карту посещений!