Рябков Алексей Иванович (1911- 1989)



Уважаемые коллеги! На прошлых чтениях мною было подготовлено сообщение о сотрудниках нашего музея – участниках Великой Отечественной войны. В ходе доклада было выражено пожелание, чтобы следующее моё выступление было посвящено, человеку, без которого трудно представить деятельность музея в 1960-1980-е годы, – Алексею Ивановичу Рябкову.

В своём докладе я хочу остановиться на личности Алексея Ивановича как участника Великой Отечественной войны и его влиянии на деятельность Псковского музея.

Основным источником исследования стала работа с открытыми источниками - газетными публикациями, мемуарной и краеведческой литературой, отражающими периоды отечественной истории, непосредственным участником которых был Алексей Иванович Рябков. Особую благодарность хочу выразить Ларисе Константиновне Бабининой и Марии Васильевне Петренко, а также Антонине Михайловне Соколовой и всем, кто поделился со мной воспоминаниями о музейной деятельности героя данного выступления.

Алексей Иванович Рябков родился в 1911 году в д. Ляляховка Псковского района. 2 июля 1941 года был направлен Псковским горвоенкоматом в 37-й резервный стрелковый пограничный полк НКВД, продолжая служить в этом подразделении до декабря 1942 года минометчиком. (1).

Полк был развёрнут в районе Пскова с началом боевых действий. Он осуществлял оборону тыла Северо-Западного фронта, занимался поиском и уничтожением диверсантов, вел борьбу с мародёрами, организовывал сбор выходивших из окружения бойцов, одновременно отступая от Пскова в направлении Старой Руссы. В августе 1941 года полк был оперативно подчинён 27-й армии РККА, принимал участие в её составе в боях с регулярными частями вермахта в ходе Демянской оборонительной операции. В сентябре 1941 года был возвращён в состав войск НКВД и переформирован в 37-й пограничный полк. (2)

Антонина Соколова в своей статье «Он охранял Сталина», так пишет об этом времени в боевой биографии А.И. Рябкова. «На долю псковских пограничников выпали тяжелые испытания в первые дни войны. Они приняли на себя главный удар врага, самоотверженно сдерживали отборные германские части. В районе Острова, а затем и Пскова они вместе с частями Красной Армии мужественно отстаивали каждую пядь земли. После оккупации Пскова фашистами пограничные части с боями отступили через Новоселье-Николаево и Порхов-Дно, прикрывая части 22 стрелкового корпуса».

Обратимся к хронике боевых дел 37-го резервного стрелкового полка НКВД в летние месяцы 1941 года: «… 37 пограничный полк НКВД, предназначенный для несения службы заграждения, 11-12 июля 1941 года выполнял боевое задание – сдерживал наступление противника под деревней Дубровно, где уничтожил до двух рот противника и 13 танков. 13-14 июля ту же задачу выполнял под деревней Ситня, обеспечивая действия 3 корпуса, успешно выполнил задание, отразив ночную атаку превосходящих сил противника и три раза в течение ночи ходил в контратаку. Немцы понесли потери только убитыми до 200 человек. 31 июля 1941 – полк получил задание сдержать противника до подхода частей РККА в районе д. Каменка, обеспечив фланг 27 армии от нанесения ударов в спину. В ночь на 1 августа 1941 года блестяще организовал ночную атаку и выбил противника из Каменка, Филино и Поляне, в результате чего противник потерял 6 танков, автомашины с боеприпасами, до 50 транспортных и легковых автомашин, 1000 мотоциклов и велосипедов и до 150 человек убитыми». (3)

Безусловно, в этих боях А.И. Рябков, как и все пограничники, проявил личную храбрость, мужество и отвагу.

В декабре 1942 года новым местом службы Алексея Ивановича Рябкова стал 131-й мотострелковый полк погранвойск НКВД.

Формирование этого подразделения завершилось в январе 1943 года. Формирование полка проходило в бывших казармах Московского Военно-технического училища войск НКВД г. Бабушкин. (бывший подмосковный город, в 1960 году вошедший в состав Москвы). На укомплектование полка прибыл личный состав более чем из 100 частей и соединений войск НКВД. С октября 1943 года полк выполнял специальное задание по охране конференции трех великих держав в Тегеране и обеспечивал нормальные условия её работы. Там он находился до октября 1945 года, обеспечивая безопасность границ Советского Союза до конца войны. (4). В составе полка, с должности заместителя командира расчёта, А.И. Рябков был направлен на охрану советской делегации на Тегеранской конференции. После войны Рябков вспоминал об этом так: «Построили наш полк вывели из строя высоких и сильных и отправили их на летное поле… Потом посадили в самолет. Летим и никто не знает куда. Приземлились, нас снова построили и повели. Задавать вопросы и вести разговоры мы не имели права. Позже узнали, что всё это Тегеран и мы охраняли Сталина, Рузвельта и Черчилля. Но я и почти не видел, так как во время встречи стоял в третьем ряду». (1).

Скупой рассказ А.И. Рябкова дополню воспоминаниями его однополчанина Николая Петровича Голева. «Марш до станции Мытищи, посадка в теплушку с нарами, и состав отправляется в неизвестном направлении, идет почти без остановок. Некоторые догадки у нас появились, когда стали проезжать мимо развалин какого-то большого города. Это были развалины Сталинграда. А поезд всё шел, шел и шёл. Вот появились горы. Затем Баку, Астафа – мы на границе с Ираном». После двухдневной передышки нас распределили по машинам – «студебеккерам» с закрытыми тентами. Переехали пограничный мост, и мы в Иране. Первые километры нам, закупоренным в кузовах, ехать по зеленой зоне было достаточно сносно. Но когда мы достигли иранского Эльбруса высотой около 3000 км при 30 градусной жаре, состояние многих было весьма плачевным. И только к полуночи следующего дня мы доехали до ворот Тегеранского аэродрома». (5)

В 131-ом отдельном пограничном полку НКВД, охранявшим советское посольство в Тегеране, Алексей Иванович Рябков, прослужил до конца войны, где и встретил день Победы. С августа 1945 по июль 1946 года продолжал службу на береговой базе морских пограничных частей НКВД. И пусть ратный путь Алексея Ивановича Рябкова не был отмечен высокими государственными наградами, но свою медаль «За победу над Германией» и орден «Отечественной войны 2 степени» он заслужил честно. (1)

Алексей Иванович Рябков пришел работать в Псковский музей в 1963 году и вскоре жизнь Псковского музея уже трудно было представить без этого незаменимого человека. Кто бы не писал об истории Псковского музея, с большой теплотой упоминают и Алексея Ивановича.

Одновременно с А.И. Рябковым пришла работать в музей Антонина Михайловна Соколова. Приведу отрывок из её воспоминаний: «В 1964 году исполнялось 20 лет со дня освобождения Пскова от немецко-фашистских захватчиков. Сотрудники отдела сразу же приступили к переоформлению экспозиции. При оформлении экспозиций и выставок незаменимым был А.И. Рябков - столяр музея. Планшеты, оборудование изготавливал с душой, аккуратно. Алексей Иванович проработал в музее длительное время. Был участником Великой Отечественной войны, был в охране делегации в период проведения Тегеранской конференции». (6).

В связи с этим хочется привести легенду, невольным героем которой стал Алексей Иванович Рябков. Я не могу её подтвердить документально, но не могу и опровергнуть. Журналист «Независимой газеты» Андрей Рискин в своей статье «Олигарх» Поганкин», пишет об Алексее Ивановиче следующее: «… любопытно, что упомянутый наградной ковш хранится в витрине сколоченной музейным плотником Алексеем Рябковым. В 1943 году Алексей Иванович служил в охране Сталина, изготовил знаменитый стол, за которым заседали во время Тегеранской конференции лидеры СССР, Англии и США». (7).

Анатолий Иванович Тиханов, работавший в Псковском музее-заповеднике, впоследствии напишет о том времени: «…должность моя была довольно скромная. Я помогал музейному столяру Алексею Ивановичу Рябкову, а также выполнял другую низко квалифицированную работу – грузил, таскал, возил». Волейбольные матчи - это известное музейное предание. Кажется, весь музей выходил во двор, когда начиналась игра. Играли утром, до появления первых групп экскурсантов, но основные баталии приходились на конец рабочего дня. Увлекались так, что забывали о времени. И тогда во дворе появлялись встревоженные родственники. Но игроков родня только отвлекала, ибо все их внимание приковано к мячу, который в наступивших сумерках непросто было рассмотреть…. Волейбол разделил музей на игроков и болельщиков.

Музейный столяр Алексей Иванович Рябков, поначалу с укоризной наблюдавший за тем, как взрослые люди, словно дети, кричат, бегают по площадке, не обращая внимания на пыль, которая оседала на нарядных платьях и костюмах, со временем подобрел и приобщился к игре, правда в качестве болельщика. Алексей Иванович стал тоже одной из достопримечательностей музея. Дело в том, что в 1943 году Рябков служил в части, охранявшей участников Тегеранской конференции. Он видел знаменитую "тройку" и на фото в "Истории Великой Отечественной войны", изданной в начале 60-х годов, Рябков запечатлен рядом с руководителями трех держав - в почетном карауле, на правом фланге. Алексей Иванович (за глаза его музейщики называли "сталинским соколом", он знал о прозвище, и очень им гордился) давно ушел из жизни, но его имя в музее знакомо даже тем, кто никогда не видел этого человека. (8).

«Легендарный» ореол вокруг имени Алексея Ивановича Рябкова сотрудник Псковского музея Михаил Иванович Зуев, в своей ироничной манере, опишет следующим образом». «… Я стоял на скрипучем крыльце, курил очередную папиросу и слушал жалобы пластикового листа, не желавшего упасть мало-мальски надежной крыши в объятия изменчивого ветерка. Честное слово, я не знал тогда, что в подвале напротив обитает крепкий высокий старик, бывший театральный, потом всемогущий музейный столяр Алексей Иванович, лицо которого еще не состарилось на фотографиях Тегеранской конференции. (да – да - то самое, юное солдатское лицо, что позади и выше улыбающегося вождя). (9).

По поводу своего роста Алексей Иванович Рябков отшучивался. Мол, из-за габаритов его даже в охрану Сталина взяли. Или нагнувшись, с досадой говорил красавице Марии Петренко «Васильна, слышь Васильна мне 5 сантиметров не хватило, чтоб двойной паек» получить». (10)

А закончить своё выступление хочу удивительным рассказом Ларисы Константиновны Бабининой, которым она поделилась с читателями сборника «Музея дивное пространство: храм памяти, наук и муз».

«… Однажды работали мы с ним в хранилище, он под потолком – вставляя в паз шкафа стекло, а я внизу у него на подхвате – что-то принести или подать. Работа не клеилась, стекло никак не хотело входить в паз. Вот этого он не любил, нервно стукнул по стеклу, оно разбилось. Моя голова запрокинулась кверху и я, как в замедленной съемке вижу, как огромный кусок стекла со страшными рваными краями летит на меня, на моё лицо, на мои глаза. Ноги к к полу приросли –ни увернуться, ни отойти я не могу. Дальше страшный треск рвущейся кожи, звон упавшего на пол стекла и много-много крови… Это Алексей Иванович увидев, что стекло летит на мои глаза – подставил свои руки под страшные рваные края. Он спас меня от страшной беды и уродства, а сам долго болел. Потом я его спрашивала, почему он подставил свои руки – ведь это чудо, что он не лишился их. Он ответил: «Вижу летит стекло на твои глаза, отойти не можешь, а ты молодая и детишки у тебя… вот и жалко стало». (11)

Конов Ю.Г.

Cтарший научный сотрудник,

Псковский музей-заповедник

 

ЛИТЕРАТУРА.

 

  1. Соколова А. «Он охранял Сталина» // Новости Пскова. 5 декабря 2002//
  2. 37-й резервный стрелковый полк пограничных войск НКВД // https://ru.wikipedia.org/wiki/37й_резервный_стрелковый_полк_пограничных_войск_НКВД //
  3. Наградной лист командира 37 пограничного отряда войск НКВД майора Васильев А.Ф. // Фронтовой Приказ №: 1086 от: 27.12.1941/Издан: ВС Северо-Западного фронта/ Архив: ЦАМО фонд: 33/ опись: 682524 ед. хранения: 115/ № записи: 10511499 //
  4. 131 пограничный полк НКВД // http://pogranec.ru/showthread.php?t=18827//
  5. Голев Н. «Тегеран -43» // Энергетик № 5 2007//
  6. Соколова А.М. «Музей в моей судьбе» // Музея дивное пространство: храм памяти, наук и муз/ Псков 2002//
  7. Рискин А. «Олигарх» Поганкин // Независимая газета 19 октября 1999 //
  8. Тиханов А. «Я вас люблю, и вы поверьте». // Псковская правда – Вече 18 мая 2006 //
  9. Зуев М.И. «Музей как миф». // Музея дивное пространство: храм памяти, наук и муз/ Псков 2002//
  10. Из интервью с Марией Владимировной Петренко.
  11. Бабинина Л.К. «А однажды был случай» // Музея дивное пространство: храм памяти, наук и муз/ Псков 2002//


 
 
Баннер Единого портала государственных и муниципальных услуг (функций)

Календарь событий



Портал Культура.РФ

Гостевой дом (гостиница) «У Покровки». Винтажный отдых в Пскове










Карта посещений
Visitor Map
Создайте собственную карту посещений!